Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:47 

Злодей ли..?

.Muraki Kazutaka.
Тот кто имеет терпение, имеет всеx...
Немного необычный и тяжелый рассказ
В принципе, где-то даже мои эмоции, не знаю как оно... но Ему понравилось

Злодей ли..?
I

– Да, мы знакомы. Как бы это не было смешно. Мы действительно знакомы. И пусть не смущает мой внешний вид. На самом деле мне глубоко за сорок.
Все началось очень давно. Мы оба были молоды не больше двадцати. Тогда все это звучало как глупые шутки, перепалки. Вся эта ерунда под бутылку пива и дурное настроение.
Но он учился, поступил на заочный в медицинский, читал научную литературу. Я не знаю, когда у него появилось подобие своей лаборатории, знаю только, что его спонсировал университет. Интересно, они знали, что делают с их деньгами..?
Что касается нас, мы были… Мы были друзьями, но наши отношения тем больше портились, чем больше он ударялся в науку. У меня и без того были свои проблемы – кризис личности, если это можно так назвать. Я не знал что я и зачем я. Устал от всего. Усталость накапливалась, появилась раздражительность. И на общем фоне Он. Наши мировоззрения не просто не совпадали, а были радикально противоположными. Мы ссорились. Все чаще и чаще.
И когда мне исполнилось двадцать пять. Он что-то вколол мне, я спал и… даже не почувствовал. Я понял, что со мной что-то не то, только через пол года, когда пришел на обследование к врачу, а от моей язвы не осталось и следа.
Был серьезный разговор, Он говорил, что это его новая разработка, что никто не знает об этой сыворотке. Но я не просил об этом. Он никогда меня не спрашивал, прежде чем делать. Мы поругались, впервые настолько серьезно. Не общались почти год.
Он поначалу звонил, психовал, потом перестал и ушел с головой в свою лженауку. Я слышал, он защитил докторскую диссертацию. Он всегда мечтал об этом, но по правде я не думал, что у него получится. Дальше я не знаю, что было с ним, и каким образом он стал таким как сейчас.
Через этот самый год он пригласил меня в ресторан, прошло достаточно много времени, потому я согласился. По нему было видно, он изменился и много работал, похудел, щеки немного впали, болезненные глаза, а кожа казалось еще бледнее. Он говорил о себе, о его новой работе… о нас. Но нас уже не было, после того, что он сделал, я не мог ему больше доверять. Начиная с того момента, мы стали иногда видеться. И он все больше менялся, прямо на моих глазах. Сначала он приезжал на метро, потом на маршрутке, на такси, и вот, к моим тридцати на нашу очередную встречу, он приехал на дорогой машине с личным шофером. По-моему это все лишние понты и пафос, но это все было вполне в его стиле. Его волосы были уже почти седые, белый костюм, плащ перчатки. У него было все, что он хотел, все кроме меня. А я после его укола перестал стареть…
Парень лет двадцати пяти на вид стоял у темного, открытого окна и перемежал свои слова затяжками сигареты. Ветра не было, дым уходил в небо тонкой струйкой. Из одежды – футболка, домашние штаны, на носу старые по видимому очки с трещинкой на левой линзе. Волосы убраны в хвост. Чуть по отдаль в комнате, в кресле сидел мужчина под тридцать, светлые волосы, короткая стрижка.
Он поставил стакан с чаем на подлокотник и тоже закурил. – Подожди, ты вроде как сказал, что вы были друзьями, тогда на кой ты ему сдался? – Теперь дым наполнял еще и комнату.
– Мы были друзьями, но он… Он бисексуал… – Окурок полетел в окно и, искря “разбился” об асфальт.
– Гей, что ли? – Мужчина даже слегка закашлялся.
– Нет… не совсем… – Комната выглядела совершенно обычно, компьютер, диван, пара кресел. В глаза бросалось только одно – винтовка, лежавшая на столе. – Ему нравятся и парни и девушки.
Лицо собеседника переменилось не в лучшую сторону. – Я догадывался, что Катсуширо псих, но чтоб настолько… Аарен, ты нормальный мужик, где ты подцепил этого урода?
– Понимаешь, он раньше не был таким … – Парень поправил очки. – Я не знаю, что его так изменило,.. Возможно, даже я…
– Какого черта, ты то тут причем? – Стакан, чуть не полетел на пол. – Бля…
– Да, ты прав… не при чем. – Парень снова смотрел в темноту окна – Думаю это все на сегодня. Я завтра работаю и, если ты не хочешь вставать вместе со мной в шесть утра, то тебе пора домой.
– Угум, я этого совершенно не хочу. – Мужчина допил чай, поставил стакан на стол и вышел в коридор. – Закрой за мной.
Так они распрощались.

II

Играла негромкая музыка, винтовка была разобрана, глаза уже слипались. Тишину нарушил телефонный звонок. Аарен чистил детали, и по лицу было видно, что он хотел услышать любую мелодию кроме этой. "Может просто не брать..?". Но телефон продолжал настойчиво пиликать, а крупные белые буквы на дисплее сливались в зловещую надпись – "Katsushiro"
"Черт, да прекрати же ты звонить… Прекрати…"
Телефон замолчал.

III

- Ты хочешь чего-нибудь?
- Нет,.. хотя... – Мой голос
- Да? – Это Он… я помню
- Остановите кто-нибудь время...
- Зачем?
- Хочется...
- Чего..?
- ...побыть с тобой... Объятия, поцелуй в уголок губ, шум метро.
- Я ненавижу таких как ты!
- А исключение подтверждает правило?... Образы менялись так быстро, что голова стала кружиться, какие-то лица, люди
- Я люблю тебя… Даже таким… Снова ощущение объятий. Опять что-то непонятное.
Запах крови, бледная спина и имя, вырезанное ножом.
- Я люблю тебя…Боль, забвение.
- Зачем?! Зачем ты сделал это?! Кто тебя просил?! Ты не подумал о том, что я не хочу жить вечно?!!
- Потому, что я люблю тебя… Люблю тебя…
Фраза звучит в голове, шепот, но словно эхо, повторяется снова и снова

IV

Аарен проснулся в холодном поту от звонка будильника. Он даже не помнил, как уснул. Четыре пропущенных вызова и снова это имя. Парень кое-как продрал глаза, умылся и сварил себе кофе. Переоделся, схватил сумку с дивана и, немного поковырявшись с ключами, ушел.
На улице тихо и прохладно, людей еще почти нет. Начинается мелкий дождь. Пачка сигарет мелькает в его руках, щелкает зажигалка. Теперь дым растворяется в уличном воздухе. Метро, автобус, офис.
На столе уже ждало задание, перевод третьего уровня сложности, вроде как ничего особенного. Раздражал только рекламный щит над дорогой, его было видно из окна. Большой и с подсветкой "А вы хотели бы жить вечно..?" Эта лживая уловка, подобие жизни. Как правительство могло одобрить такое. Куда вообще все смотрят?
И, тем не менее, работа. Она не любит ждать и не сделает сама себя. Включенный Macbook, блокнот, карандаш и кружка кофе. На несколько часов негодование удалось успокоить. Мысли пришли в норму, только очень хотелось курить, в офисе это было запрещено, а бегать каждый раз в курилку лень. Спасало кофе, а с учетом того, что место довольно престижное, есть не только чайник, но и кофеварка. С прошлого раза в столе осталось немного печения. Замечательно.
Снова отвлек какой-то шум. Это всегда портит настроение и сбивает с мысли, но брать работу на дом все время нельзя. Вот и сегодня нужно было сидеть в офисе. Дьявольский шум. Телефонные звонки, все почему-то стали копошиться, люди как муравьи шныряли, шуршали бумажками. Неожиданно все затихло, ну и хорошо или… Мягкая поступь, до боли знакомая. Аарен не поднимал головы от монитора до-последнего. Шаги все ближе, тишина почти гробовая, даже принтеров не слышно. Прискрип стула напротив. Юноша почувствовал на себе тяжелый взгляд.
– Ты не брал трубку, я волновался. – Голос, тихий, звучный, властный. Приговор.
Аарен медленно поднял глаза. Было так тихо, потому, что пришел Он. Седые волосы, челка на один глаз, белый костюм и толпа воздыхателей за спиной. Фанатики, неужели они не видят, какой он на самом деле?
– Зачем ты пришел сюда? – Взгляд юноши был явно недовольным. Его гостю принесли кофе со сливками. В ответ мужчина улыбнулся юркой девочке, которая в офисе всего пол года и та растаяла как мороженное на солнце.
– Я же сказал, я волновался. Мне понадобилось целых пятнадцать минут, что бы найти место твоей работы. – Незваный гость мягко улыбнулся уголками губ.
Аарена это, похоже, раздражало. – Ты зря пришел и мешаешь мне работать.
– Я заплачу, за твое время, если понадобиться – Аарен еще не успел отреагировать, как мужчина окликнул девушку. – Эй, милашка, прости, не знаю имя, кто его босс?
– Катсуширо! – Аарен было, подал голос, но боссу конечно уже доложили. И вот он, типичный, с пролысиной откликнулся из толпы
– Доктор Катсуширо, собственной персоной! Чем обязаны? Что вы, что вы, не вставайте! – Катсуширо здоровался, не снимая перчаток
– Я пришел к своему другу… – Аарен снова почувствовал на себе тяжелый взгляд, а за ним и еще с пол сотни. За ними наблюдали если не все сотрудники, то большинство.
– К нему? – юношу ткнули в бок и громким шепотом спросили – Ты, почему не сказал, что вы знакомы? – Так называемый босс улыбался во весь оскал. Парень все больше злился. Опять как с вещью, не спросив. Люди редко меняются.
– Так я могу его забрать на сегодня? Сколько стоит его время? Тридцати тысяч вам хватит? – Мужчина все так же мило улыбался, гладя то на Аарена, то на его босса
– Тридцаа… – замешательство шефа как раз к месту. Аарен встал из-за стола. – Я никуда с тобой не поеду! – Рука шефа на предплечье.
– Катсуширо, посидите, пожалуйста, пару минут, а мы сейчас вернемся.
Парня утащили в кабинет.
– Ты с ума сошел, одно его слово и нас на первой инспекции закроют!
– Но я не хочу… – И снова босс его перебил. – Не хочешь, о других подумай, у них же семьи, дети. Короче все, я не знаю, как вы познакомились, но не подставляй нас всех. Разбирайся сам со своими проблемами.
С этими словами Аарена выперли за дверь сначала кабинета, а потом и офиса. Парень только успел разглядеть, как Катсуширо сунул его боссу пачку денег в карман пиджака. Лифт, дождь и вот дорогой автомобиль. Почему-то кажется, что он провонял кровью. Его собеседник дружелюбно улыбался, поблескивая заостренными клыками. Смотреть на него не хотелось. Злоба переполняла, но нужно было держать себя в руках. Как можно дольше, как можно дальше от офиса. Машина ехала быстро и все равно куда. Но тут по телу пробежала дрожь, словно разряд тока. Его прохладные руки, еще холоднее, чем обычно. Он снял перчатки, по крайней мере, одну. Рука легла по верх сжатого кулака.
– Я скучал по тебе… – Различие теперь особенно бросалось в глаза. Мужчина со стальными волосами, и тенью прошедшего времени на лице и юноша, для которого время навсегда остановилось, по возрасту, они не отличались, но на вид – сорок и двадцать пять.
– Я тебе еще в офисе сказал, ты зря приехал. – Тем не менее, руку Аарен не отдернул.
– Но, мы не виделись больше года. Я поначалу решил, что ты сменил номер телефона. – Глаза мужчины были почти невинными, а рука чуть сжималась.
– Ты не помнишь, что было в прошлый раз? – Юноша неожиданно повернулся, взгляды встретились. Машина притормозила на светофоре.
– Мы немного повздорили. – Катсуширо не терял энтузиазма, все так же мило улыбался. – К тому же, я должен осмотреть тебя. Мне надо следить, как моя сыворотка действует на твой организм.
– Опять ты про эту чертову дрянь..! Я не хочу, что бы ты меня осматривал…
– Так надо, и не только мне.
– А, по-моему, только. Ты так и не научился спрашивать, привык, что все как ты хочешь. Останови машину! – Только теперь Аарен освободил свою руку. Но Катсуширо подался вперед и обнял парня за плечи. – Нет. Останься. Давай хотя бы пообедаем.
Юноша напрягся всем телом, злоба подступила к горлу, но он медленно выдохнул, что со стороны могло показаться рыком, и продолжил разговор спокойно. – Я не голоден.
– Тогда может чай? Ты всегда его любил. – Дыхание доктора становилось слышным.
Аарен сидел как статуя, взгляд стал обыденно пустым. – Да, пожалуй…
Катсуширо, что-то сказал шоферу, и теперь было слышно, только улицу и проезжающие машины.
Ехали почему-то долго, это настораживало. Черта города?! Катсуширо обманул? Машина остановилась напротив какого-то невысокого здания. На клинику не похоже, уже хорошо.
"Ко-каку-рю"?
Знакомое название, но откуда?
На встречу вышли люди. Видимо все-таки ресторан, но почему так далеко и за чертой города. Кимоно. Это ресторан в японском стиле, как им удалось вырастить сакуру в нашем климате? Хотя – Катсуширо, нечему удивляться. Снова шумиха. Он не может без внимания. Тем не менее, хорошая работа. Действительно кусочек Японии. Внешний вид, выучка обслуги. Девушки в кимоно и колодках. Гейши? Низкие столики. Отвели в дальний зал. Люди сидящие здесь, они выступали по телевизору, почти все… И все знают Его.
Катсуширо дал последние указания, что-то попросил, снова мелькнули деньги.
– Располагайся, я надеюсь, тебе понравится. – Мужчина уже сидел за столом. Белый плащ и куртку Аарена забрали.
– Это что чайная церемония? – Скептицизм пропитывал голос юноши.
– Да. – Снова эта ангельская улыбка. На отрез. – Не страшно, если ты не знаешь этих традиций. Здесь все обучены. Это как шоу для европейцев. Немного театрально, но вполне приемлемо.
Аарен молча кивнул. Постановка действительно была красивой, чай вкусным. Но даже самые прекрасные вещи имеют свойство кончаться. Прошла пара часов.
– Катсуширо, мне пора. – Юноша отодвинул пиалку.
– Еще совсем рано даже четырех нет. – Доктор посмотрел на мобильник
– Знаю, но тебе меня еще в город вести.
– Может, все-таки доедем до клиники?
– Ты опять за свое?! – Злоба снова стала подкатывать к горлу.
– Пойми, я волнуюсь за тебя – Мужчина попытался положить свою руку по верх его, но, на сей раз, парень этого не позволил.
– Я так и знал… – Катсуширо тяжело вздохнул и опустил глаза. – Ты ни чуть не изменился… Прости меня, пожалуйста… – Последняя фраза прозвучала как-то обреченно
Аарен поднял глаза и немного сощурился. Неожиданно, тонкая боль кольнула плече. Парень обернулся. Сзади никого не было. Игла, как для акупунктуры. Комната медленно поплыла. – Ненавижу! – Темнота, поглотила все.

V

Голова все еще кружилась, она была такой тяжелой, глаза не хотели открываться. Юноша на силу что-то простонал. Губы, оказалось, тоже пересохли, и глотка.
Раза с пятого или шестого глаза приоткрылись. Приглушенный свет, какие-то шкафы, склянки, все в идиотском тумане. Попытка встать. Напрасно, что-то мешает, да и руки пока плохо слушаются.
– Я вижу, ты очнулся. – Голос, как ночной кошмар. Аарен широко раскрыл глаза. Клиника. Или хуже – лаборатория. Сам же парень лежал на койке вроде тех, что в психушках, руки и тело напрочь примотаны ремнями, а вот ноги свободны. Рывок, еще один, беспорядочные удары ногами, попытка освободиться. Опять эта леденящая нежность рук на плечах. Почему так явно? Взгляд вниз. Джинсы, а сверху ничего, только седая челка на уровне глаз. Помещение огласил недовольный рык.
– Прости, милый. – Мягкий поцелуй в грудь. – Но это необходимо. А я ведь просил.
Аарен не знал, от чего хочет освободиться больше, от ремней или от Его объятий. – Освободи меня!!! – Юноша буквально рычал.
– Немного позже. – Это могло бы звучать заботливо, если не считать, что предмет заботы фактически похищен и прикован к кровати. – Мне нужно сделать пару анализов, взять кровь. К тому же, заметь, я не стал связывать твои ноги, я помню, ты не любишь этого.
– Жаль, что ты не помнишь всего остального!!! – Парень все еще пытался освободить руки.
Тем не менее, полая игла вонзилась в вену и вакуумную ампулу быстро наполнила алая жидкость. – Отпусти МЕНЯ!!!
– Тише, тише, мой хороший. Я не хочу тебе вкалывать еще больше успокоительного. Оно и так плохо на тебя действует. – Мужчина прижался лицом к груди юноши. Оправа очков была просто ледяная.
Успокоиться стоило много, почти невозможно. Тяжесть от ремней, Его прикосновения, белый потолок, запах, опять этот режущий запах крови и каких-то лекарств. Грудь вздымается, сердце колотится, как бешеное, но сил не хватает. Отгрыз бы руки, не дотянуться. Кажется, в глазах начинает темнеть. Но нет – пустота, ледяная ясность. Он сам так учил. Пусть только освободит руки, а пока.
– Который час? – Голос Аарена не мог не настораживать. Такое неожиданное спокойствие, безразличие. Катсуширо приподнял голову. Парень смотрел в потолок, глаза, такие пустые и холодные, безжизненное стекло, бездушное.
– Около шести. Я точно рассчитал дозу транквилизатора, ты бы не проспал дольше полутора часов. – Взгляд доктора был печальным, он тяжело вздохнул, выпрямился, обследование было продолжено. Пульс, ритм сердцебиения, зрачки. Он делал какие-то записи в журнале, напоминавшем историю болезни. Пометка на обложке маркером "№1". Затем журнал занял свое место в одном из тех шкафов, которые Аарен увидел только очнувшись. Щелчок зажигалки в стороне, еще один тяжелый вздох, помещение стал наполнять запах сигарет с привкусом вишни. Парень все это время просто молчал, но неожиданно над его головой, нависла тень. Катсуширо смотрел прямо в глаза. Печаль, глубокая, разъедающая и никаких эмоций в ответ. Прикосновение влажных сладковатых губ, зубы так сильно сжаты, что даже чуть прискрипнули, опять взгляд. И… словно лопнула какая-то пружина, глаза юноши, два глубоких озера - налились ненавистью.
– ОТПУСТИ, ЧЕРТ БЫ ТЕБЯ ПОБРАЛ!!! – Резкий рывок, движение головы. Удар, обыденно нечаянный. Катсуширо отшатнулся, очки чудом не слетели, с подбородка сорвалась алая капля и упала на белую рубашку, еще одна. Нос доктора, безусловно, был разбит, кровь текла по губам и подбородку, а затем пропадала, оставляя алое пятно на ткани. Теперь молчал мужчина, а парень смотрел на него остервенелыми глазами. Катсуширо стер кровь, но она продолжала идти. Он снова прильнул к груди своего пленника, кровь по сравнению с его руками буквально обжигала.
– Пообещай, что если я развяжу тебя, то ты не разнесешь здесь все и позволишь отвезти тебя домой – Юноша молчал.

VI

Будильник дребезжал во всю.
Парень на ощупь выключил его, протер глаза и кое-как нашел очки. "Это все сон..?" Обыденный поход в ванну, родная футболка, и вроде все как всегда. Крепкий кофе, бутерброд на скорую руку. Осталось переодеться, найти ключи, взять сумку, вроде все. Но стоило снять футболку, взгляд поймало подарочное зеркальце, а потом уже и большое зеркало в ванной. Следы крови! Стер с груди, но она растеклась, и немного осталось с боку.
" Катсуширо!!!" Злость, унесенная ночным покоем, снова вспыхнула. "Хватит с меня!"
Но надо взять себя в руки, сейчас на работу, все остальное потом, все потом. Парень схватил сумку и с силой хлопнул входной дверью.
Как ни странно, на работе о вчерашнем никто не спросил. В принципе это не сильно расстроило, даже наоборот. Рассказывать кому-то чужому о своих проблемах, желания не было никакого. День на зло тянулся медленно, текст был каким-то идиотским, похоже для очередной рекламной компании. Карандаш два раза ломался. Злость то и дело поглощала с головой. Злость не только на Него, но и на все. На весь этот мир, на тех, кто Ему помогает, на тех, кто Его спонсировал, на тех, кто пользуется услугами этих клиник, на правительство, которое все это допускает. Они все, просто ничтожества, продажные твари, думающие только о деньгах!
Кружка с кофе пошатнулась от неудачного маха рукой и, ее содержимое чуть не окропило клавиатуру. На мониторе вместо части перевода зияла крупная надпись жирным шрифтом: "ЗАЛИТЬ ВСЕ СВЯТЫМ НАПАЛМОМ!!!" Аарен поднялся со стула, закрыл Macbook и, прихватив пачку сигарет из куртки, ушел в курилку. Одной показалось мало, юноша выкурил вторую, третью, четвертую. Остановиться заставило только время. Парень опомнился, докурил и поднялся обратно в офис.
Все же перевод шел тяжело. Текст был простым, но мысли были не здесь. Тяжесть ремней, запах крови, снова и снова будоражили разум. Почему, как оказался дома? Последние воспоминания совсем мутные, весь прошлый день как в бреду, словно дурной сон. Нет – след от иглы на вене, лаборатория, склянки, бесконечные шкафчики с документами, белый потолок. Все это было, все это настоящее. Видимо очередная наркота или еще чего доброго новая разработка. Юноша всерьез задумался, о том, что бы сходить к нормальному врачу, хотя остались ли эти нормальные. Желание постепенно само по себе пропало. Рабочий день все-таки подошел к концу.
Дорога домой. Новая книга, довольно редкое издание, оригинал – подарок.
У парадной стояли двое мужчин, хорошо одетых. Даже слишком хорошо, для местной гопоты. Аарен хотел пройти мимо, но тот, что был ближе к нему, окликнул его по имени и поздоровался. Парень остановился.
– Нам нужно с вами поговорить, простите, что так неофициально. – Мужчина немного нервничал, постоянно оглядывался.
– Я слушаю вас. – Аарен напротив был спокоен
– Мы, скажем так, из одной частной организации… И… – Мужчина снова оглянулся. – Из достоверных источников нам стало известно, что вы лично знакомы с доктором Катсуширо …
– Были знакомы, чаще проверяйте ваши источники. – Юноша хотел уйти, но мужчина поймал его за руку. – Вы ругались вчера в ресторане?! – Аарен обернулся
– Вы ругались вчера в ресторане, вы в прошлом были друзьями ведь так..? – Мужчина снова говорил очень тихо.
– Возможно… – Уверенности в голосе Аарена не было, но и такого ответа хватило.
– Мы хотим уничтожить его корпорацию, но нам нужна ваша помощь. – Мужчина протянул подобие визитки. – Если вы согласны приезжайте в воскресение сюда. У вас нет причин нам доверять, потому встреча будет на улице, у метро. – Парень взял визитку, а мужчины, не дожидаясь ответа, быстрым шагом скрылись за ближайшим поворотом.
"Я был уверен, что не я один так думаю.
Второе Пришествие – их, что церковь спонсирует?" Дверь мягко закрылась за спиной. В квартире было как-то холодно. "… хотя, учитывая род деятельности Катсуширо, не удивительно…" И все же слишком холодно. Юноша вошел в комнату, увидел открытое настежь окно и огромный букет роз на столе. Записка.
Букет вместе с ней с размаху полетел в угол.

"Прости меня, умоляю, но я слишком люблю тебя, что бы просто забыть.
Твой, до конца своей жизни, Katsushiro Tedzuka."


Последняя капля.

VII

В воскресение, в назначенное время юноша был на месте. Почти сразу из толпы появился уже знакомый ему мужчина с напарником.
– Я рад, что вы все-таки пришли, можете звать меня Михаилом. – Мужчина протянул руку, его партнер все так же молчал. Аарен то же поздоровался. – Чем именно я могу вам помочь?
Но в ответ Михаил отрицательно покачал головой. – Не здесь. Не на месте. Нельзя стоять. За нами могут следить. Пройдемся? – Парень молча кивнул
Разговор продолжился только тогда, когда они отошли от метро.
– Наша организация давно следит за деятельностью господина Катсуширо и, похоже, официальными, законными методами, его остановить не возможно. Все куплены, вы понимаете? Они просто закрывают глаза. Я слышал, Катсуширо вылечил дочь министра здравоохранения от рака легких, думаю тут без вариантов. Мы пришли к выводу, что самым правильным способом остановить Его будет уничтожить Его разработки. Но для этого, нужно узнать, где находится Его лаборатория. Где расположена правительственная, мы знаем, но это фикция. Там ничего нет. Это значит, что где-то есть еще одна. Тут то вы нам и нужны. Как вы думаете, Катсуширо доверяет вам?
Аарен приостановился и достал сигареты. – Я думаю, что если Он мне и доверяет, то не на столько, что бы сказать адрес. – Парень скептически хмыкнул.
– Об этом уже подумали наши эксперты. Нам нужно только что бы вы или ваш мобильник попали туда, а мы по спутнику отследим сигнал по мере вашего передвижения.
– Я что похож на секретного агента? – Юноша выдохнул дым и посмотрел на небо.
– Поймите, похоже, вы единственный, кого он подпускает к себе так близко, что бы операция стала возможной. У него нет семьи или детей, даже друзей в полном смысле этого слова. После каждой официальной или не официальной встречи, он проверяет всю одежду и машину на наличие жучков. Его мобильник не пеленгуется правительственным спутником. Он буквально параноик! Но так больше нельзя. Вы знаете, из чего он делает эту свою омолаживающую сыворотку?!
– Нет, и избавьте меня от подробностей. – Аарен докурил и выбросил окурок. – Я помогу вам, но с одним условием.
– Все что угодно! – Мужчина произнес это слишком громко и боязливо осмотрелся.
– Мне не нужны деньги. Условие такое: если удастся установить место нахождения лаборатории, я сам ее уничтожу. – Взгляд был абсолютно серьезным.
– Но вы же не умеете… – Михаил явно был ошарашен такой просьбой.
– Умею. Вы дадите мне оружие, взрывчатку или что там, и объясните, что я должен буду сделать. – Аарен явно не шутил.
– Там может быть охрана… – Мужчина все еще пытался настаивать.
– Я не запрещаю вам послать со мной отряд, но я должен лично убедиться, что вся информация уничтожена, а не поменяла владельца. Вы сами сказали, у меня нет повода вам доверять. И да, если я узнаю, что вы пытаетесь меня обмануть, я предупрежу Катсуширо.
Мужчины переглянулись, и тут заговорил до селе молчаливый. Голос был слабым и хриплым, немного неестественным, даже пугающим. Ощущение такое, что ему чем-то сожгли связки. – Пусть будет, как вы хотите…
Михаил кивнул и продолжил уже сам. – План такой. Вы должны позвонить доктору и напроситься на встречу. Дальше по вашему усмотрению. Забудьте телефон у него дома, в машине, где угодно. Если нам повезет, он возьмет его с собой.
– Вы же сами сказали, что он все на жучки проверяет. – Аарен скептически смотрел на собеседников.
– В том то и дело. Не нужно никаких жучков. Любой мобильник даже в выключенном состоянии поддерживает связь со станцией. Нам этого хватит. Только нужно ваше разрешение.
Юноша снова кивнул. – Хорошо. А что будет с самим Катсуширо?
– Нам нужна только лаборатория. Нападение будет организовано в Его отсутствие. А сейчас, если вас все устраивает, едете домой и как можно быстрее созваниваетесь. Чем быстрее мы все это сделаем, тем меньше шансов, что доктор об этом узнает.
Парень согласился. Распрощался со своими собеседниками и направился обратно к метро. Все это уже давно стоило остановить, тем более, что Он сам при этом не пострадает. Его предупреждали и не раз, да и Он наверно прекрасно знает, сколько у Него врагов. А то похищение было последней каплей. Уже слишком. Слишком. Память брала свое. Укол, ремни, как с вещью. Пора узнать слово – "нет"!
Улица, прохлада, парадная. Дом.


VIII

– Катсуширо …
– Аарен..? Не думал, что ты… Что-то случилось? – Голос звучал взволнованно.
– Да… Я… не очень хорошо себя чувствую,.. думаю, это может быть от твоих лекарств…
– Ты дома сейчас? – Мужчина, действительно был расстроен.
– Да…
– Не ходи ни куда, я приеду минут через пятнадцать, хорошо?
– Да… я жду тебя…
Аарен положил мобильник на стол. Он не нервничал, но что-то не давало покоя. Словно он делал что-то неправильно. Но что?
Тем временем, не больше чем через пятнадцать минут под окнами встала знакомая дорогая машина. Сердце забилось чаще. Звонок в дверь. Парень нехотя поднялся с кресла. Дверь с мягким прискрипом открылась. Седые волосы, белый плащ и необычайно живые взволнованные глаза. Мужчина был один. Почти с порога Он обнял юношу, прижал к себе и только после этого, глядя в глаза, но, все еще не отпуская, заговорил.
– Я рад, что ты позвонил, но надеялся, что это будет не так. Что с тобой..?
Аарен, снова как статуя, говорил тихо и все же немного не уверенно. – Голова сильно кружится,.. слабость… Не знаю…
– Послушай, – Глаза мужчины были печальными и какими-то обреченными, – Я понимаю, тебе не нравится моя клиника, но мне нужно осмотреть тебя. Позволь хотя бы отвезти тебя ко мне домой. Там есть все необходимое. – В ответ парень только молча кивнул и пошел переодеваться. Злополучный мобильник был убран в карман джинс. Молча переоделся, молча спустился и сел в машину, только краем глаза заметил, что не далеко от парадной стояли те двое мужчин из "Пришествия". Молчаливый одобрительно кивнул и стал кому-то звонить.
Машина. Ехали очень быстро. Всю дорогу Его прохладная рука лежала по верх, на сей раз не сжатой в кулак. Мелькали фонари, вывески. Рекламный плакат, тот самый про вечную жизнь. Несколько поворотов. Подземная парковка. Аарен молча шел следом за доктором. Он все еще держал парня за руку. Железная дверь. Замок был не просто кодовым, он открывался только с помощью некой магнитной карты, которую как оказалось Катсуширо носит с собой вместо ключа.
Квартира на неопределенное количество комнат. Как и следовало ожидать в японском стиле. Спальня. Низкая, но довольно большая кровать. Вся обстановка навевала тоску при мысли о том, что здесь живет один человек. Бабочки, везде, как живые. Бабочки и фарфоровые куклы самых разных видов и размеров. Могло показаться, что некоторым из них больше ста лет. Катсуширо попросил подождать и ушел в другую комнату. Аарен сел на кровать и достал мобильник, выключил звук. В глаза бросилась фотография. Рядом с кроватью, на тумбочке. Это был он – Аарен. Фотография была очень старой. Парень даже не помнил, когда это было, но на ней ему около двадцати. Доктор хранит ее…
Катсуширо вернулся с чем-то напоминающим докторский саквояжик. Проверил пульс, давление, сердце, легкие. Зрачки. После всего этого собрал все и убрал в сумку. Облегченно вздохнул.
– Похоже это всего лишь давление. Я могу дать тебе таблетку, но на самом деле тебе просто нужен отдых. – На лице появилась немного печальная улыбка. – Не хочешь остаться у меня..?
Вопрос был риторическим. Аарен отрицательно покачал головой.
– Ты все еще злишься на меня? – Снова леденящая нежность рук.
– Ты и сам все прекрасно понимаешь… Спасибо за помощь… мне надо домой… – Парень смотрел в низ. Мужчина опустился на пол, сел перед ним на колени. Взгляды встретились
– Aishiteru… – Резкое движение, объятия, жаркие. Слышно было даже биение столь спокойного всегда сердца. Тишина. Тяжелый вздох. – Может тебе принести что-нибудь?
– Стакан воды, если не сложно. – Как только Катсуширо вышел Аарен положил мобильник на кровать и чуть прикрыл складкой шелкового покрывала.
Доктор вернулся и протянул стакан юноше. Парень сделал несколько глотков, поставил стакан на тумбочку и встал. – Подкинешь меня?
– Да конечно. – Катсуширо ласково улыбнулся

На следующее утро, когда Аарен был на работе, ему на е-мэйл пришло письмо
"Глупышка, ты у меня мобильник забыл. Я его из рук не выпускаю. Завезу, как только будет время. Или передам с кем-нибудь
Твой, до конца моей жизни, Katsushiro Tedzuka"

Посмотрим, как изменится отношение, когда лаборатория будет уничтожена, а все разработки сгинут в огне.

IX

Вечером того же дня Аарен уже беседовал с Михаилом. Как и следовало ожидать, в самой лаборатории сигнал не проходил, но дорогу до нее им удалось вычислить. Она была за городом, в лесу. Время операции назначили на пятницу. Катсуширо должен был присутствовать на открытии какой-то клиники в отдаленной части страны. Потому в городе его быть не должно.
Свой мобильник Аарен нашел уже в среду у себя дома, на том самом столе, где недавно лежали розы. Вся операция была тщательно спланирована, время, место. С ним должна была пойти небольшая группа активистов. Около двадцати пяти специально подготовленных ребят. Проблема была в том, что никто точно не знал ни размеров лаборатории, ни сколько там охраны и есть ли она там вообще. Целью было сжечь все письменные документы, а в самой лаборатории в нескольких местах заложить взрывчатку. С момента включения таймера было не больше сорока минут. Именно столько времени нужно было, что бы доехать до туда из города. Все взрывные устройства срабатывали одновременно. Права на ошибку не было. Все, включая Аарена, прекрасно понимали, что если сейчас не получится, то Катсуширо больше никого и никогда не подпустит к себе так близко. Возможность только одна и ей нужно воспользоваться, во что бы то ни стало.

Х

Пятница, десять часов вечера, как назло шел дождь, почти ливень. Аарен знал, что внизу у парадной его уже ждет машина. Небольшой грузовичок в камуфляжной сетке, что-то вроде военного. На душе было какое-то дурное предчувствие, не страх или переживание, а именно чувство всеобщей подставы. Юноша оделся, как договорились во все черное и максимально удобное в передвижении. Закрыл дверь, спрятал ключи и спустился.
Уже на месте минутах в десяти от черты города, ему и его, с позволения сказать команде, выдали оружие и взрывные устройства. С виду лаборатория показалась разведчикам маленькой, потому зарядов было всего десять, но с запасом и достаточно большой силы. Действовать необходимо наверняка. Последняя проверка, часы, рации. Все новенькое и в рабочем состоянии.
Ребята снова сели в грузовик, но на сей раз больших размеров. Ехали почти по лесу. Как Катсуширо мог сюда ездить на своей дорогой машине непонятно, но тем не менее. Через обещанные тридцать минут из-за деревьев показалось небольшое и очень странно выглядящее здание. Все оно собой напоминало раковину большого моллюска. Высокий неровный забор, к воротам снижался. Ограда, похоже, была под током. Вокруг ни души. Слышно как ветки на ветру шумят.
Вся команда вышла, грузовик отъехал, что бы не привлекать внимания.
В последний раз повторили план действий. Проверили периметр. Охранная система либо отсутствовала, либо была только внутри здания. На штурм!
Металлические ворота довольно быстро поддались местному программисту. Ребята всей толпой вошли внутрь. Пустой двор с, казалось бы, таким же металлическим настилом, ни сантиметра земли. Еще одни ворота. Теперь вход в здание. Проверка раций. Рации все еще работают. И эта дверь послушно открылась. Вошли.
Все это здание представляло собой один большой пустой зал в конце, которого лифт! Она вся под землей! По мере продвижения команда вырубала камеры слежения. Двери лифта послушно открылись. Больше десяти этажей! Было принято решение разделиться.
Аарен и еще двое выбрали нижний этаж.
Все слышали какие-то странные звуки, скрежет металла, даже крики. Кровь стыла в жилах. Но тут начался настоящий кошмар!
На каждом этаже лифт от основного коридора отделяла дверь с датчиком движения, как в супермаркете, кроме последнего.
Как только двери лифта открылись, парень увидел шеренгу до зубов вооруженной охраны. Началась стрельба. Одного из его напарников убрали сразу. Аарен и второй его товарищ успели спрятаться за какими-то контейнерами. Это было везде. Звук стрельбы. В рации, крики. "Они нас ждали!!! Ждали!! А-а-а!!!" На их этаже осталось трое человек. Одного Аарен снял, второй ранил его напарника в ногу. В ход пошла граната. Снова болезненный скрежет металла.
– Иди, иди дальше, я тебя прикрою!! Иди! – Мужчина остался у лифта. Рация замолчала. У парня с собой было два заряда взрывчатки. Таймер уже тикал, значит, кому-то все же удалось установить ее. Первый заряд Аарен оставил недалеко от лифта.
Лаборатория оказалась настоящим лабиринтом. На пути то и дело попадались двери закрытые на кодовый замок. Юноша злился, без программиста он был бессилен. Некоторые открывались, и из них выбегал очередной наряд охраны. Это место было укреплено не хуже какой-нибудь секретной военной базы. Сил почти не осталось. Таймер показывал тридцать минут. В рации иногда что-то было слышно, но звук больше походил на неразборчивый белый шум.
Патронов от винтовки осталась одна обойма. Очередные смертники. Аарен буквально озверел. Он просто шел, насквозь, по трупам. Кое-где в коридоре были окна в них видны какие-то резервуары, там, похоже, кто-то шевелился. Чувство злобы и отвращения полностью овладело телом парня. Патроны кончились. Он пытался разбить винтовкой стекло, но оно не поддавалось.
Очередной блок пост Аарен перестрелял из пистолета. Хотел подобрать что-то у них, но оружие было странным. Именным! Короче толку от этих кусков металла не было. Даже обоймы не вытаскивались. Юноша снова услышал шум и нырнул в первую же открытую дверь.
Это кабинет! Это Его кабинет! Значит нужный этаж! Аарен облил все бензином, заботливо прихваченным с собой. Но где эти металлические ящики? Значит не здесь. В глаза бросилась висящая над столом катана. Парень снял ее со стены и вытащил из ножен. Гравировка мастера. Это не сувенирка! Глаза бешено заблестели. Заточена, как бритва! На лице появилась психопатичная улыбка.
Катана действительно не была сувенирной. Следующее "мясо", попавшееся ему на пути, было буквально нашинковано вместе с оружием!
Впереди был какой-то зал. Аарен шел на свет как в бреду. Адреналин заглушил чувство усталости. Но парень немного задыхался, он был в брызгах крови и хрипел как дикий зверь. Свет все ближе и ближе. Слишком ярко. Резь в глазах.
Громадный зал, везде непонятная аппаратура, посреди него огромный резервуар с какой-то дрянью. Те самые железные шкафчики!
Силуэт, словно призрак. Аарен протер глаза.
Перед резервуаром стоял мужчина в белом плаще. Блики от очков закрывали глаза. В уголках губ виднелась тень улыбки.
– Я ждал тебя… – Мужчина смотрел прямо в глаза, парень это чувствовал. – Ммм… А это часом не из моего кабинета? Я привез ее из деревушки в Японии. Ее ковал последний настоящий мастер.
– Тебя,.. тебя не должно быть здесь… – Аарен все еще не до конца отдышался, с лезвия катаны стекала чья-то кровь.
– Я думаю, ты должен понимать, что я не собираюсь сидеть в стороне и смотреть, как кучка фанатиков уничтожает детище всей моей жизни. Уходи отсюда.
– Мы уже заложили взрывчатку на нескольких этажах, вся эта лаборатория взлетит на воздух. – Тем не менее, парень уже стоял в боевой стойке, отбросив в сторону рюкзак с последним зарядом.
– Тогда вы еще глупее, чем я думал. Как только вы нарушили периметр, сработала сигнализация. Я думаю, вы видели забор у входа. На самом деле это купол и теперь он закрыт. Вам не выбраться. – Все же лицо доктора и его глаза были печальными.
– Мне все равно, главное, я уничтожу всю эту дрянь, всю эту лженауку, которую ты тут развел! – Аарен стал медленно подходить.
– Этот зал защищен, тут ничего не пострадает. – Катсуширо держал руки в карманах
– Пострадает, я об этом позабочусь!!! – И юноша, бешено блестя глазами, бросился на доктора. – Уйди с дороги!!!
Звук удара, катана остановилась между двумя скрещенными и до боли знакомыми ножами, на вытянутых руках от головы мужчины. – Прости милый, я не могу этого сделать. – Ласковый печальный голос.
Это было началом поединка. Аарен всю жизнь фехтовал, даже после того как они с Катсуширо поругались, мужчина всю жизнь убивал и, судя по всему, не уступал не в быстроте не в физической подготовке. Лабораторию наполнил звон стали. Точные быстрые плавные удары катаны. Они разбивались о грубые охотничьи ножи
"Это наш последний танец"
Это мой тебе подарок
Катсуширо прижимал ножи к рукам и отбивал ими удары, атаковал. Нож всегда быстрее катаны, к тому же Аарен был сильно измучен. Казалось, что мужчина играл. Плащ был изрезан, даже пиджак, но ни разу, ни одного прикосновения к телу.
Снова выпад, мимо. Удар, разворот, удар. Ушел. Таймер - десять минут
Атака. Катана в нескольких сантиметрах от шеи доктора, но он перехватил ее одной рукой, лезвие съехало по ножу до рукоятки. Он стоит на расстоянии шага. Резкое движение. Аарен широко распахнул глаза. Лезвие ножа касалось его горла. Оно тупое! Совсем! Как пробка!
На белый кафельный пол упали первые капли крови. Катсуширо прерывистым движением посмотрел вниз, потом в глаза Аарена. Белый плащ и пиджак слали медленно окрашиваться в алый, с кончика катаны текла струйка крови. Лезвие вошло чуть ниже солнечного сплетения. Доктор выронил ножи, и они с грохотом упали, откалывая кусочки кафеля. У юноши задрожали руки
– Ка-тсу-ши-ро..? – Голос почти пропал. А мужчина толкнул парня назад, они оба не удержались и упали на пол. Катана вошла по самую рукоять, которая теперь упиралась в кафель, но Аарен был в Его объятиях. Кровь хлынула еще и через рот, легкое задето.
– Какого хрена?! Почему ножи тупые?!! – В глазах парня стояли слезы, его трясло, и он просто орал на всю лабораторию. В ответ он услышал страшный душераздирающий хрип.
– Я же… люблю… тебя… Я не мог… Даже охрана… Не стреляли… приказ… мой… – Снова глубокий кашель. Юноша чувствовал, как по его щеке и плечу струилась горячая кровь, его любимого человека.
– Идиот!!! Придурок!!! Сука!!! – Парень бился в Его пока еще горячих объятиях.
Катсуширо из последних сил, сорвал со своей шеи цепочку с магнитной карточкой, той самой, которой он в последний раз открывал дверь своей квартиры.
– Возьми… и беги через… северный тоннель там… дверь… – Кровавый кашель периодически не давал говорить – Большая… белая… это запасной… выход… беги…
Рука доктора разжалась, и карточка повисла на цепочке.
Дальше, туман перед глазами. – Катсуширо!!!
Видимо на крик и прибежали, все кто остался от штурмовой команды. Тот мужчина с подстреленной ногой, что остался у лифта, и еще двое уцелевших. Аарена волокли под руки. Он был весь в крови, по щекам текли слезы, он все время шептал какие-то ругательства "Идиот,.. идиот,.. идиот"
Им удалось выбраться, взрыв, прогремевший над их головами, чудом не вышиб ту белую дверь.
Праздновали. И только Аарен сидел в углу грузовика и смотрел на карточку. Цепочка вся была в крови, да и сама карточка тоже, но из-под нее виднелась фотография и надпись:
"доктор Katsushiro Tedzuka "

XI

Аарен не помнил толком, как оказался дома. На одежде парня все еще была Его запекшаяся кровь. Он сидел на подоконнике и курил уже шестую или седьмую сигарету. Глаза были почти стеклянными. Дождь кончился, и на улице снова было холодно, но безветренно. Очередной окурок полетел вниз и "разбился" об асфальт.
"Так ты сидел по ночам, когда ждал меня… Но я не приходил" - парень все еще сжимал в руке карточку. "Я ругался на тебя… я так боялся, что ты упадешь или… что-то случится… а ты,.. ты смеялся на до мной". Юноша встал во весь рост. "Ножи были не просто тупыми… на них был какой-то состав… ты даже не уколол бы меня…" Он смотрел в бесконечное звездное небо.
– Катсуширо … от любви до ненависти один шаг… Я возненавидел тебя, но теперь я понимаю… – Посмотрел вниз.
– Я тоже тебя люблю… – Шепот утонул в незыблемой пустоте ночи.
От ненависти до любви был один шаг. И юноша сделал его, разжав руки, которыми он держался за раму…


URL
Комментарии
2010-09-17 в 03:26 

Сны — отражение реальности. Реальность — отражение снов. ©Зигмунд Фрейд
Прочитала, не отрываясь...Такие переливы эмоций...Сначала что-то схожее с раздражением Аарена по отношению к Катсуширо...но на моменте, когда пришли эти двое, а Аарен согласился...после этого стало тревожно за этого доктора...А как впечатываются в душу все переживания юноши. И уж что говорить...концовка просто потрясает, встряхивает разом все нервы, вызывая волну эмоций, в которой чуть не захлебываешься не в силах выделить что-то одно. И в самом конце грусть, грусть почти до слез.
Вопрос в названии, возможно, риторический. Но я бы ответила после прочтения: "Нет, не злодей. Просто тот, кто любит".
Спасибо за рассказ!

2010-09-17 в 03:37 

.Muraki Kazutaka.
Тот кто имеет терпение, имеет всеx...
Тенрария Спасибо за оценку.
Честно говоря мне просто было плохо.
А сам рассказ это то, что на от момент напоминало мою жизнь...

URL
2010-09-17 в 03:39 

Сны — отражение реальности. Реальность — отражение снов. ©Зигмунд Фрейд
.Muraki Kazutaka.
Ну, про плохо...это чувствовалось. По себе знаю, что другие ярче воспринимают эмоции рассказа, когда он написан в тот момент, когда у тебя были похожие эмоции...
На тот момент...значит, посмею предположить, что сейчас уже лучше?

2010-09-17 в 03:47 

.Muraki Kazutaka.
Тот кто имеет терпение, имеет всеx...
Тенрария
Сейчас, да вполне, он тоже его читал, ему понравилось
И это стало началом более спокойного периода, меньше ссор, он сам стал мягче что ли...

URL
2010-09-17 в 03:54 

Сны — отражение реальности. Реальность — отражение снов. ©Зигмунд Фрейд
.Muraki Kazutaka.
Интересненько. Возможно, через рассказ он немножко лучше стал понимать тебя...или даже скорей через твой рассказ понял какие-то свои мысли и/или чувства, эмоции, переживания.

2010-09-18 в 00:15 

Беренника
Есть только свет и тьма. Те, кто еще не выбрал сторону, тоже служат тьме.
Приятно читать. Верится. Даже и добавлять ничего не хотим, впечатления на уровне интуиции.

   

Yami No Matsuei

главная